Владимирский университет

Все течет, все меняется. Интел и Майкрософт, американские монстры первого десятилетия нового века, захлебываются в ворохе тех компромиссов, которые в свое время позволили им вырасти. Постепенно превратившись из источников инноваций и революций в источник классных инженеров и предпринимателей, имеющих бесценный опыт. Продолжают радовать акционеров, которые, однако, прибыль по возможности инвестируют в другие, более актуальные начинания.

Электронная революция девяностых годов прошла мимо России. Пока у нас переучивались с нуля тому, что такое государство, рынок, промышленная политика, на Западе и Востоке решали технические и бизнес задачи, инвестировали в удачные и не очень начинания. Мы же позже импортировали рынок потребительской электроники, оставив попытки повлиять на этот вечно меняющийся организм, попутно подхватив комплекс неполноценности. На хабре эта тема подробно разобрана.

Но совсем электроника в стране не умерла, поскольку осталась крохотная область, где за нас никто ничего не сделает — военное производство. Область, в которой маркетинг совсем не похож на гражданский, в которой по причине секретности крайне тяжело делиться наработками, где без дополнительных ухищрений не получится работать с зарубежными партнерами. Тем не менее инженерная школа сохранилась, и она все еще готова решать сложные задачи. Которые пока, увы, некому ставить.

Инженеры, как сумели, к ситуации приспособились. Готовят себе смену, осваивают технологии, вгрызаются в задачи, обеспеченные смыслом, пишут бумажки в случаях бессмыслицы. При этом жизнь теплится далеко не только в Москве. Скорее наоборот, в Москве намного проще не заниматься всей этой зубодробительной и неблагодарной инженерией, а уйти зарабатывать деньги в банках или интернетах. В других городах разнообразия меньше, поэтому вокруг энергичных организаторов вполне образуются центры компетенции. Один из примеров — Центр микроэлектронного проектирования и обучения  - находится во Владимире, в местном университете. Про них я наслышан и от Виталия Кравченко, и от Анжелы Матросовой, пришла пора пообщаться. Про учебный план, про центр мы общались с Сергеем Геннадьевичем Мосиным, доцентом кафедры вычислительной техники ВлГУ.

Владимирский университет с советских времен был одним из центров разработки EDA софта. Пакет схемотехнического проектирования ПСП, созданный командой, использовался в СССР на предприятиях и в исследовательских организациях. Далеко за пользователями ходить не надо, в области хватает предприятий, занимающихся разработкой и производством электронных изделий, в основном специального назначения.

Тут необходимо отметить, что комплекс EDA программ является основным инструментом инженера-разработчика, освоение таких комплексов занимает годы. Разработка и настройка стандартных элементов, автоматизированная разводка; верификация функциональная, физическая, формальная; симуляции разного уровня детализации и на разных этапах;  всевозможные средства анализа электрических, тепловых и прочих эффектов и прочие программы. Все должны дружно работать вместе и одинаково понимать многочисленные форматы описания системы. Программы пишутся разными группами, с разным набором клиентов, списком фич, расписанием релизов. Даже если фирма-разработчик программ одна и та же, организация безболезненной передачи данных по маршруту проектирования оказывается тяжелой задачей. Не даром в крупных компаниях вроде Фрискейла целые отделы занимаются наладкой взаимодействия программ в рамках маршрутов проектирования.

В середине девяностых стало понятно, что ПСП не выдерживает конкуренции с пакетами Синопсиса и Кейденс. Действительно, современная EDA корпорация состоит не только и не столько из программистов. Не помню точно данные по количественному составу Cadence в 2007 году, но общий расклад был примерно таков: программистов и тестеров порядка четверти сотрудников. Еще четверть — непосредственная техническая поддержка клиентов. Остальные — больше половины — продажи, маркетинг и прочие роли общения с рынком, а не с чертежом. В России обеспечить уровень продаж, который бы прокормил эту армию, не представляется возможным. Было принято решение заморозить разработку и сконцентрироваться на освоении зарубежных программ. В 1997 году кафедре вычислительной техники ВлГУ было предложено сотрудничество с europractice. Здесь сделаем еще одно пояснение.

Микроэлектроника сильна большой партией. Разработка и подготовка к производству чипа стоят сравнимо для партии из десятка чипов и из миллиарда. Это значит, в частности, что EDA, фотошаблоны — все, что относится к постоянным издержкам — стоит очень дорого. Чтобы привести стоимость учебных проектов к приемлемому уровню, пакеты поставляются в учебные заведения с большими скидками, а фабрики выделяют в своих графиках окна для студенческих проектов. Координацией этой активности и занимается европрактис. Я немного рассказывал об этом. Замечу, что отсутствие подобной программы на Микроне считаю главным препятствием развития микроэлектроники в России.

Интерес у ВлГУ и europractice был взаимным. Наряду с МИЭМ и МИЭТ университет был первым представителем России в программах организации. В рамках совместного проекта INCO-COPERNICUS ВлГУ организовал центр микроэлектронного проектирования и обучения.

Центр сконцентрировался на разработке учебно-методических материалов по применению маршрутов проектирования микросхем, на проведении интенсивных курсов для представителей промышленности и других вузов. Кроме того материалы адаптированы для университета, многие курсы внедрены в учебный процесс. В первое время проводились семинары для представителей высшей школы, благодаря активности Владимирского университета много вузов вышли на европрактис.

Сейчас в год проводится одна-две сессии повышения квалификации, группы представителей предприятий Владимира и области, человек по 15-20. Кроме того, через центр ежегодно проходит 50 бакалавров и 10-15 магистров. Выпускники специализируются в разработке средств связи с подвижными объектами, работают в местных проектных и обслуживающих организациях, занимаются разработкой изделий на системном уровне в базисе плис и микроконтроллеров.

Кроме учебы центр также занимается разработкой. 25 инженеров: штатных научных сотрудников выпускников ВлГУ, преподавателей, работающих по совместительству, аспирантов и магистров университета. Ежегодно сдается около десяти проектов, в основном программирование FPGA и контроллеров, встречаются и другие стадии — ASIC, корпуса. Достаточно репрезентативен список фабрик, на которых ведется производство. С помощью europractice в свое время вышли на AMS и UMC. Напрямую — на Silterra, TSMC, Микрон. Российская фабрика никаких особых преференций студентам не дает, но на ней ЦМПО производит 180нм научно-исследовательский проект спецназначения, который сейчас проходит испытания у заказчика. Специализация центра разработка беспроводных систем: мониторинг и обработка данных систем мобильной связи третьего и четвертого поколений (GSM, CDMA, LTE), поддержка протоколов передачи данных PDH и SDH, программно-контролируемое радио.

Наконец, нельзя забывать о продолжающихся работах по наладке маршрутов проектирования. На сегодняшний день это не разработка собственных программ, а изучение имеющихся на рынке модулей и оптимизация их совместной работы для проектирования изделий в различных базисах — ASIC, FPGA, контроллеры. Проводится исследовательская работа, Сергей Геннадьевич специализируется на DFT (design for testability), прототипы решений отрабатываются в собственном дизайн центре, и на других предприятиях, в том числе военных. Но о тиражировании и выходе на коммерческие применения говорить не приходится.

Для создания новых программ по разработке микросхем в первую очередь должны быть поставлены задачи, которые актуальны для разработчиков и не могут быть решены нынешним поколением программных комплексов. Однако, военные разработки идут на проверенных технологиях, поэтому редко возникают задачи проектирования, не решенные в имеющихся программных комплексах.

И вот наступает момент, когда надо перейти от разговора о спецприменениях к широкому рынку. И ничего, кроме тяжелого вздоха, не получается. У коммерческих контор нет ограничений по использованию российских дизайнеров или комплектующих, они максимизируют прибыль. Да, инженеры в стране есть, выпускаются институтами и университетами, получают реальную практику, спасибо военным, но напрочь отсутствует звено, позволяющее инженерные решения довести до прибыли, достаточной для перехода из режима выживания в режим развития. Владимирский дизайн центр набирает десяток проектов год — разработка  ASIC, программирование FPGA, печатные платы. Могли бы больше? Да. Хотят ли? Да. В конце концов, передача потоков данных нужна далеко не только в военное время. Но центр это организация, заточенная на выращивание студентов и обеспечение обороноспособности. Неинженерных отделов  здесь нет. Маркетингом, изучением потенциальных потребителей занимается руководство по остаточному принципу. Как им конкурировать по цене и удобству с многократно окупившимися микросхемами и с отлаженными годами и тысячами проектов процессами?

Представим себе, нашлась организация с бизнес идеей, желающая организовать разработку в России. Эта организация должна будет найти правильный дизайн центр, понять, что компетенции центра позволяют решить поставленную бизнес задачу. Организации придется вписаться в уже имеющееся расписание работ, имеющих высокий приоритет. Дизайн центр забудет предупредить о важных деталях, пару раз сорвет сроки, да и сами заказчики наверняка не Apple, смутно представляют, что такое разработка электронного устройства… Где-то в процессе этих мучений на сцене появится представитель eSilicon и на этом история сотрудничества потенциального клиента с российским дизайн центром закончится. Иностранцы занимаются такими проектами на потоке, есть проектный менеджмент, опыт, все то, что позволяет вовремя, качественно, в рамках бюджета получить нужный результат.

Владимирский центр старается держать марку. Стандартные задачи научились решать в соответствии со сроками и бюджетом. Но кого сегодня интересуют стандартные задачи в электронике. Любая разработка предваряется полноценными исследованиями, а тут уже сложно говорить о соблюдении сроков. Зато и результат может оказаться потенциально интересным. Остается надеяться, что к такому интересному результату найдется не только талантливый инженер, но и толковый предприниматель, чтобы кроме красивой публикации появилось решение, потенциально интересно суб-субподрядчикам условного билайна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>