Про институты развития

Поводом к разговору послужило обсуждение новости. По итогам комментариев я решил разобраться поподробней, написал письмо на сайт. Оперативно получил ответ и предложение о встрече от Дениса Ковалевича, исполнительного директора кластера ядерных технологий Сколково (был до 15 июля) и одного из драйверов идеи. Денис и Руслан Титов, отвечающий в Роснано за сеть технологических центров, рассказали мне о том, как устроен IMEC, о взаимодействии с ними Троицкого нанотехнологического центра, о международной кооперации и ее развитии, российских научных и технологических командах.

Читать далее

О тестировании микросхем

Длина технологической цепочки производства микросхем и их последующего использования в конечных изделиях, впечатляет. Причем, чем дальше по пути совершенствования, а значит и усложнения технологий, тем эта цепочка длиннее и содержит все больше обратных связей, превращаясь из цепочки в одну скользкую горку. С одной стороны, это благодатная тема для генерации новых знаний и умений. С другой — годы уходят на то, чтобы осознать, как вся эта пиротехника устроена, а потом найти область, где можно нанести пользу. Причем в книжках написано о том, что было важно в позапрошлой эпохе. Актуальные проблемы куда чаще покрыты NDA и зарыты в головах умных, но не всегда общительных инженеров.

Одной из актуальных областей является верификация и тестирование микросхем: неисправности микросхем, их классификация, анализ, методы нахождения и недопущения. На эту тему меня просвещала Анжела Юрьевна Матросова, зав. кафедрой программирования Факультета Прикладной Математики и Кибернетики Томского Университета.

Читать далее

Про производство микросхем

Про важность микроэлектронной индустрии уж кто только не говорил, от журналистов до руководителей больших и составителей государственных программ. Самый простой аргумент — обеспечение безопасности страны. В Россию не продают микросхемы с рядом критических свойств, следовательно если есть желание делать современные спутники или ракеты (не те, что в космос летят), приходится производить свои схемы. Также нельзя забывать о друзьях и партнерах за океаном. Кто и когда в следующий раз будет признан врагом демократии не ведомо, но готовиться стоит каждому, кто имеет смелость заниматься серьезными задачами.

Спору нет, военный заказ на ближайшие годы огромный, немалая его часть должна пойти на электронику. Этого заказа может даже хватить на перезапуск индустрии, но что потом? Современная микроэлектоника во многом сводится к гонке нанометров. Энергопотребление чипа и его себестоимость при достаточном размере партии зависят в первую очередь от его площади, площать — от размера одного прибора, а размер транзистора, основного прибора, хорошо описывается шириной затвора, пресловутой чиселкой 180-90-45-14 нм. Большие партии низкопотребляющей (смартфоны) и высокопроизводительной (лаптопы-десктопы, коммуникации) электроники обеспечивают финансирование новых разработок в индустрии. Когда технология становится достаточно зрелой, ее можно использовать в военных и космических приложениях. Там совсем другие требования: вычислительная мощность и энергопотреление не столь важны, как надежность, объемы выпуска тоже крошечные. Выходит, что только спецразработки обрекут отрасль на несколько поколений отставания, долгосрочный результат получится крайне дорогим и недостаточно качественным.

Проблем сегодня хватает, причем не тех, которые можно решить деньгами. Порой создается впечатление, что разработчики стандартных элементов, микросхем и устройств на их основе поклялись никогда ни за что не общаться друг с другом. Можно наблюдать разработки микросхем при, мягко выражаясь, неясном потребителе, со всеми вытекающими — поскольку от сроков и качества выживание не зависит, качество работы разработчиков измеряется красотой и убедительностью итоговой презентации. Требования разработчиков аппаратуры, избалованных крупными западными поставщиками, по большей части нашими чипмейкерами неподъемны. Вот и получается, что то, что делаем не умеем продавать, а то, что покупают — не умеем делать. Либо доморощенный килограммовый Глонасс навигатор, либо в гос. учреждении компьютер, где русского не больше шильдика. А в кармане — телефон, где, вроде бы стоит ангстремов чип, но составляет он малую долю процента себестоимости и не видать, чтобы на вырученные деньги Ангстрем развивался.

Геннадий Красников, руководитель Микрона, недавно давал интервью, где с высоты своего полета обрисовал состояние дел на фабрике. Ну а я на эту же тему пообщался с инженерами — руководителем отдела разработки библиотек Дмитрием Шипицыным и руководителем лаборатории в этом отделе Алексеем Надиным. О нанометрах, о восстановлении и развитии микроэлектроники в России.

Читать далее

IMEC один из столпов разработки оборудования для разработки микросхем. И сейчас они планируют кооперироваться с Троицком, где есть неплохие собственные разработки в этой области. По мне так прекрасная новость.

http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=54038

Главная проблема EDA стартапов — нехватка тестовых данных (англ). Хочется лишь добавить, не только стартапов. Сколько сапогов приходилось стоптать с Кейденсе, чтобы получить хоть какой дизайн для тестов. Хоть тестовую структурку… А уж в Политеде, которая была чистой воды стартапом, и того сложнее. Как правило все сводилось к рабочей станции на сайте клиента. Но это насколько клиент должен быть дружественным! Вот потому я и уверен, что без нормальной электроники в России не будет нормальной EDA. Обратное тоже верно.

Телесистемы

От чипа до изделия, интересного неспециалисту, шагать и шагать. И если производству средств производства и полуфабрикатов  в советские времена уделялось внимание, то конечные изделия, ежели не бомба или самолет, получили название ширпотреб, который не хочешь, а с непотребством срифмуешь. Когда же страна переменилась выяснилось, что кроме этой длинной сложной цепочки есть еще куча факторов: капризы пользователей, скорость выхода на рынок, цена, мало ли.

В поисках историй, как же чипы проделывают свой путь с фабрики в девайс, я написал Игорю Коршуну, руководителю компании Телесистемы, производящей, помимо прочего, самый маленький диктофон в мире. Подобные письма я часто пишу, но очень редко получаю ответы. Игорь мне ответил, даже у себя в ЖЖ ответы опубликовал. Очень я надеюсь, что это только начало. На каждый ответ возникает выводок новых вопросов,  Игоря Коршуна журнал тоже дает пищу для размышлений. И конечно, статьи пишутся, чтобы вызывать вопросы-уточнения-возражения, так что не стесняйтесь.

Читать далее

опять ARM

Началась статья с того, что де ARM заканчивается (англ.). Ну а в неожиданно обширном обсуждении выяснилось масса интересных деталей. Для специалистов, наверное, очевидных, но человеку со стороны, вроде меня, очень занятное чтиво

Индийский доцент

Как падаван вырастает в специалиста? Через решение задач посложнее. Через ошибки, проваленные проекты. Но кому на производстве улыбается пустить молодого да раннего на ответственный участок, когда на кону будущее компании. Так и учатся десятилетиями. Тому, что было актуально десять лет назад.

Собственно, затем и нужен хороший институт, университет. Пробовать идеи, подходы, методы, ошибаться. Если не лениться, специалист обязательно вырастет. А там, глядишь, возникнет тема жизни.

В сентябре, проездом из Украины в Москве был доцент (associate professor) Мумбайского университета Вирендра Сингх. Искал возможности совместной работы с местными ВУЗами. Познакомились, я послушал, над чем он работает, с кем сотрудничает.

Читать далее